Судебная практика по лизингу транспортных средств - Camaro-Club.ru
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Судебная практика по лизингу транспортных средств

Лизинг и суд некоторые вопросы судебной практики по спорам, вытекающим из договоров лизинга

Е. Ситникова, юрист.

Сложности правового регулирования лизинговых отношений в нашей стране вызваны среди прочего и противоречиями, содержащимися в законодательстве РФ по этому вопросу. Так, параграф 6 главы 34 ГК РФ, регулирующий вопросы финансовой аренды (лизинга), и Федеральный закон “О лизинге” от 29 октября 1998 г. N 164-ФЗ расходятся во многих положениях друг с другом, не говоря уже о Конвенции УНИДРУА от 28 мая 1988 г. о международном финансовом лизинге. Некоторые положения Закона о лизинге часто противоречат и не согласуются с другими нормативными правовыми актами РФ. Все эти обстоятельства не могут не оказать влияния на складывающуюся судебную практику.

Если говорить о существенных условиях договора лизинга, то необходимо отметить разный подход по этому вопросу, существующий в ГК РФ и в Законе N 164-ФЗ. Так, согласно ст. 665 ГК РФ по договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей. Закон о лизинге в ст. 15 устанавливает целый перечень существенных условий лизингового договора, в результате чего практически все условия договора лизинга считаются существенными. Обязательные признаки и условия договора лизинга установлены и в ст. 16 Закона о лизинге. Однако юристы до сих пор не пришли к единому мнению: какими из этих норм следует руководствоваться при решении вопроса о том, является сделка лизинговой или нет?

В качестве примера можно привести Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 3 апреля 2001 г. N Ф03-А37/01-1/442. Договор лизинга был признан судом незаключенным как несоответствующий ст. 422 ГК РФ, а в частности ст. 665 ГК РФ, устанавливающей, по мнению суда, существенные условия для договора финансовой аренды (лизинга), т.к. в договоре отсутствуют существенные условия, а именно: обязанность приобретения арендодателем предмета лизинга у определенного арендатором продавца и отсутствия права выбора продавца самим арендодателем. Так же, как указывается в названном постановлении, заключенный договор не признается договором лизинга и в силу ст. 667 ГК РФ, т.к. лизингодатель, покупая имущество, не предупредил продавца о том, что покупаемое им имущество предназначается для передачи в лизинг. Арбитражный суд кассационной инстанции признал договор не отвечающим признакам договора финансовой аренды, но отметил действия сторон по фактическому исполнению сделки, свидетельствующие о наличии между ними арендных отношений с правом выкупа арендованного имущества, которые регулируются параграфом 1 главы 34 ГК РФ.

Федеральный арбитражный суд Московского округа (Постановление от 15 мая 2000 г. по делу N КГ-А40/1883-00) отмечает, что существенные условия и особый порядок заключения договоров финансовой аренды (лизинга) установлены ст. ст. 665, 667 ГК РФ, а также ст. 15, 16 Закона N 164-ФЗ.

Встречаются в судебной практике и противоположные случаи – попытки доказать, что между сторонами был заключен договор купли – продажи, а не лизинга. Так, организация в кассационной жалобе указала, что суд не дал буквального толкования условий договора, которым установлено, что договор считается заключенным при наличии приложения к договору N 2 о согласовании размера и сроков уплаты лизинговых платежей, нарушение которых влечет за собой имущественную ответственность. Приложение N 2 сторонами согласовано не было, и, следовательно, суду надлежало признать этот договор незаключенным.

Основываясь на этом, организация, полагающая, что был заключен договор купли – продажи сельскохозяйственного оборудования, считает свои обязательства по оплате оборудования выполненными. Зачет организацией – лизингодателем части платежей по договору в счет оплаты стоимости услуг по незаключенному договору лизинга организация – лизингополучатель находит необоснованным.

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа по этому вопросу отметил (Постановление от 29 февраля 2000 г., дело N Ф08-362/2000), что согласно представленным документам сторонами был заключен договор финансового лизинга, и в счет исполнения обязательств по данному договору лизингодатель на основании устной заявки лизингополучателя закупил у организации сельскохозяйственное оборудование, переданное лизингополучателю по акту приемки – передачи.

Согласно условиям договора лизинга в день его заключения стороны подписали два приложения за N 1, в одном из которых согласованы ассортимент объектов лизинга и количество сельскохозяйственной техники, подлежащей поставке по данному договору. Во втором документе, обозначенном как приложение к акту приемки – передачи, согласованы условия, сроки и порядок расчетов лизингополучателя за технику. Как отмечает кассационная инстанция, указанные обстоятельства не противоречат нормам права, установленным ст. ст. 665, 666 и 668 ГК РФ. Кроме того, заключение и исполнение сторонами договора лизинга подтверждаются также и счетом – фактурой с расшифровкой платежей, платежными поручениями, которыми ответчик частично перечислил задолженность за сельскохозяйственное оборудование, указав наименование платежей – “Стоимость объекта лизинга”.

Таким образом, учитывая изложенные обстоятельства, суд посчитал, что доводы заявителя о заключении между сторонами договора купли – продажи, а не лизинга и поэтому отсутствии у него обязательства по уплате лизинговых платежей и пени за просрочку их оплаты не основаны на материалах дела.

А вот пример из практики дальневосточников (Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 19 февраля 2001 г. N Ф03-А59/01-1/91). Рассматривалось дело о признании недействительным договора финансового лизинга и применении последствий недействительности сделки. Предыдущая, апелляционная инстанция, рассматривая этот спор, делает вывод о том, что продавцу имущества, передаваемого в лизинг, не обязательно быть собственником продаваемого имущества либо обладать какими-либо правомочиями на него. Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа отмечает, что данный вывод не соответствует ст. 4 Закона N 164-ФЗ, п. 1 которого устанавливает, что продавцом является физическое или юридическое лицо, которое в соответствии с договором купли – продажи с лизингодателем продает последнему в обусловленный срок производимое (закупаемое) им имущество, являющееся предметом лизинга.

Как следует из материалов рассматриваемого дела, продавец в отношении имущества, являющегося предметом финансового лизинга, никакими правомочиями не обладал, а поэтому продать его не мог.

В названном Постановлении указывается, что согласно ст. 665 ГК РФ и ст. 10 Закона N 164-ФЗ в качестве обязательных требований к договору финансового лизинга устанавливается приобретение лизингодателем имущества только у определенного лизингополучателем продавца. Нарушение данного требования является существенным нарушением правил лизинга и влечет признание его недействительной (ничтожной) сделкой. Хотя отметим, что согласно ч. 2 ст. 665 ГК РФ договором финансовой аренды может быть предусмотрено, что выбор продавца и приобретаемого имущества осуществляется арендодателем.

Кроме того, в соответствии со ст. 2 Закона N 164-ФЗ лизинговая сделка – это совокупность договоров, необходимых для реализации договора лизинга между лизингодателем, лизингополучателем и продавцом (поставщиком) предмета лизинга. Следовательно, по мнению кассационной инстанции, поскольку договор купли – продажи в силу ст. 170 ГК РФ является мнимой сделкой, то вся сделка по договору финансового лизинга не соответствует требованиям ст. 665 ГК РФ и ст. 10 Закона N 164-ФЗ, а потому является недействительной (ничтожной) сделкой.

В отношении государственных учреждений взыскание задолженности по уплате лизинговых платежей тоже имеет свои особенности. Так, арбитражный суд первой и апелляционной инстанций, рассматривая такое дело, руководствуясь ст. 401 ГК РФ, исходил из отсутствия вины ответчика (государственного учреждения) в просрочке исполнения обязательства. Материалами дела, по мнению судебных инстанций, рассматривающих дело, было подтверждено отсутствие финансирования ответчика как государственного учреждения за счет средств федерального бюджета, а им самим при этом были предприняты все меры для надлежащего исполнения обязательства.

Кассационная инстанция (Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 11 апреля 2000 г. N Ф03-А51/00-1/467), рассматривая это дело, отметила, что судом не было принято во внимание, что в соответствии со ст. 665 ГК РФ полученное арендатором имущество по договору финансовой аренды (лизинга) предполагает его использование только для предпринимательских целей. То есть данное обстоятельство обязывает государственное учреждение, которому уставом предоставлено право заниматься предпринимательской деятельностью, предусмотреть режим использования предмета договора лизинга, а также поступления от иной предпринимательской деятельности, позволяющие своевременно погашать арендные платежи, а не рассчитывать на поступление средств исключительно из федерального бюджета, как это следует из материалов рассматриваемого судом дела.

Вопросы возникают и при бесспорном изъятии предмета договора лизинга. Истребование имущества из чужого незаконного владения само по себе является достаточно спорным вопросом из-за отсутствия законодательно установленного порядка реализации этого правомочия лизингодателя, предусмотренного Законом N 164-ФЗ, а в некоторых случаях (Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 25 января 1999 г. по делу N КГ-А40/3518-98) не всегда может быть осуществлено из-за ограничений, установленных самими же сторонами в договоре лизинга. В частности, при заключении договора лизинга стороны договорились, что лизингодатель должен поставить оборудование, а лизингополучатель – оплатить поставленное оборудование и после пуска его в эксплуатацию осуществить лизинговые платежи.

Судом было установлено, что обязательства сторон по приему – передаче лизингового объекта в соответствии с условиями договора исполнены не были, лизинговый объект исходя из заключенного договора не считается сданным лизингополучателю и принятым для эксплуатации. Соответственно суд пришел к выводу, что право владения и использования оборудования у лизингополучателя не возникло и, т.к. лизинговый объект является собственностью лизингодателя, он вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Вместе с тем кассационная инстанция отметила, что согласно заключенному договору лизинга лизингодатель приобретает право истребовать поставленное имущество только при наличии производства и экспорта (по-видимому, производимой на оборудовании продукции) и при нерегулярной уплате лизинговых взносов. При этом лизингодатель должен в одностороннем порядке прекратить действие договора через 30 дней после письменного предупреждения.

Таким образом, суд кассационной инстанции пришел к выводу об ограничении условиями договора прав лизингодателя как собственника имущества и об отсутствии у него права истребования обратно имущества из чужого незаконного владения.

Интересные выводы сделаны Федеральным арбитражным судом Западно-Сибирского округа в его Постановлении от 6 марта 2001 г. по делу N Ф04/637-70-2001 по вопросу оперативного лизинга. В Постановлении отмечается, что оперативный лизинг регламентирован Законом N 164-ФЗ и общими нормами ГК РФ по аренде, не обладает ни экономическими, ни правовыми признаками финансовой аренды и по своей сути является обыкновенной арендой. Закон о лизинге, а также соответствующие нормы ГК РФ в отношении экономического лизинга не указывают в качестве обязательного условия приобретение имущества лизингодателем в соответствии с указаниями лизингополучателя. Следовательно, с точки зрения и ГК РФ, и Закона N 164-ФЗ оперативный лизинг не может регулироваться положениями параграфа 6 главы 34 ГК РФ – финансовая аренда (лизинг). Ссылка истца по этому делу на отсутствие существенных условий, установленных для договоров финансовой аренды (лизинга) ГК РФ, в договоре оперативного лизинга не является основанием для признания сделки недействительной по ст. 168 и по п. 2 ст. 170 ГК РФ.

Заканчивая разговор о вопросах, возникающих при рассмотрении в арбитражных судах споров по лизинговым сделкам, отметим, что, хотя при рассмотрении этой категории дел и появляются особенности, возникающие как в связи с проблемами в правовом регулировании лизинга, так и в связи с отличительными чертами, характерными только для договора лизинга, чего, безусловно, нельзя не учитывать, причины для возникновения споров остаются теми же, что и для остальных категорий дел – попытка уйти от исполнения своих обязанностей по заключенному договору, поиск для себя каких-либо преимуществ и льгот либо неисполнение контрагентом по сделке своих обязательств.

Судебная практика по лизингу транспортных средств

Судебная практика по лизингу (судебная практика по договору лизинга) в основном возникает в связи с неуплатой лизинговых платежей, изъятием предмета лизинга и выкупом предмета лизинга по окончании срока лизинга.

Как видно, судебная практика по лизингу может возникнуть как по вине лизингополучателя, так и по вине лизингодателя.

В ряде случаев лизингополучатель, исправно плативший лизинговые платежи на протяжении всего срока лизинга не может получить в собственность, например, автомобиль, автопогрузчик, деревообрабатывающий станок, иное имущество, транспортное средство.

Такие ситуации возникают с недобросовестными лизинговыми компаниями, которые берут кредитные денежные средства от банка, затем берут денежные средства от клиента на протяжении всего договора лизинга, но не переводят их в банк в погашение кредитного договора, а присваивают себе. Вследствие неуплаты кредита банку ПТС, как правило, находящийся в банке, обеспечивающий залог транспортного средства, не попадает ни в лизинговую компанию, ни к лизингополучателю. Лизинговая компания в этих обстоятельствах не теряется, а более того, еще и пытается получить сам предмет лизинга (например, транспортное средство), всеми способами уклоняясь от подписания договора купли-продажи (выкупа) лизингового автомобиля.

Читайте также:  Суд со страховой компанией по ОСАГО

Получается, что лизинговая компания наваривается трижды, один раз получив деньги от банка, второй от лизингополучателя и третий получив сам предмет лизинга.

Естественно, что такой ситуации возникает судебная практика по договору лизинга, так как иного способа разрешения ситуации попросту нет.

Один из таких случаев произошел у нашего клиента по делу № 09АП-33559/2012 (Девятый арбитражный апелляционный суд), А40-90434/2012 (первая инстанция – Арбитражный суд г. Москвы).

Так, компания ОАО “Руслизинг” не реагировала никак ни на звонки, ни на письма с просьбой передать в собственность автомобиль Хендэ Портер. При этом все платежи по договору были полностью выплачена, более того, имелась даже переплата.

В офисе лизинговая компания претензии принимала, но никаких отметок не ставила, наотрез отказываясь это делать. Сотрудники ссылались на некое мифическое руководство и юристов, которые должны вот-вот появиться, но их никогда в офисе не было на протяжении 4х наших приездов.

Пришлось все письма посылать ценным письмом с описью и дублировать курьерской службой. После ряда писем, стало понятно, что никакого ответа на них не будет.

Мы приняли решение оплатить выкупную стоимость на счет компании без договора выкупа, однако получили сюрприз в виде возврата денежных средств в связи с закрытием счета. Второй раз оплатили на другой счет компании, который у нас был из другого источника, но и тут нас ждал тот же результат.

После этого денежные средства мы положили на депозит нотариуса, чем полностью выполнили требования по выкупу автомобиля.

Настало время для подачи иска в суд и формирования судебной практики по договору лизинга. Перед этим был произведен анализ большого массива судебной практики, в результате которого выяснилось, что ОАО “Руслизинг” уже многократно имело подобные судебные разбирательства и судебная практика по лизингу имелась в большом объеме, что говорило о системном использовании вышеописанной тактики в отношении добросовестных лизингополучателей.

Иск по договору лизинга о признании права собственности на предмет лизинга был подан в суд и суд был выигран в первой инстанции. Однако на этом лизинговая компания ОАО “Руслизинг”, получившая деньги банка и деньги лизингополучателя, не остановилась и продолжила свои попытки завладеть и транспортным средством, подав апелляционную жалобу в Девятый арбитражный апелляционный суд.

Во второй инстанции представитель ответчика настаивал на передаче транспортного средства лизинговой компании, представив дополнительный аргумент о том, что лизинговая компания находится в процессе банкротства, что исключает возможность предъявления исков о передаче имущества в собственность, однако в результате проделанной работы, грамотно составленного отзыва и выступления в суде, судьи смогли разобраться в истинном положении вещей и вынесли верное решение в пользу нашего клиента.

Судебная практика по лизингу может быть и бывает в вашу пользу, если вы правильно готовитесь к судебному делу и пользуетесь помощью юриста по лизингу.

Главные претензии налоговиков к договору лизинга

На семинаре, который мы посетили, речь шла о двух моментах, привлекающих пристальное внимание налоговых инспекторов. Первый – это возвратный лизинг, когда предприятие сначала продает свое имущество, а потом его же берет в финансовую аренду. Операция очень удобная, но рискованная. И второй – это размер выкупной цены имущества и правильный ее учет в целях налогообложения. Операция, характерная для подавляющего большинства договоров лизинга. Рекомендации лектора, данные на семинаре, помогут вам правильно оформить сделку и минимизировать риск возникновения налоговых претензий.

Начать семинар я бы хотела с темы возвратного лизинга. Это именно та сделка, которая вызывает больше всего вопросов у налоговых органов, и часто они расценивают ее как схему ухода от налогов. Итак, чтобы всем было понятно, о чем речь, напомню, что возвратный лизинг – это ситуация, когда лизингополучатель одновременно является и продавцом имущества. То есть свои собственные объекты он сначала продает лизинговой компании, а потом берет в финансовую аренду. По окончании действия данного договора имущество либо переходит к нему в собственность опять, либо остается у лизингодателя.

При этом имущество, как и в общем случае, может учитываться либо на балансе лизингополучателя, либо на балансе лизингодателя. Понятно, что подобные сделки выгодны. Ведь схема возвратного лизинга – хороший выход из ситуации, когда срочно нужны деньги, например, чтобы рассчитаться с Kредиторами. При этом фирма будет продолжать использовать у себя свое же оборудование.

Кроме того, возвратный лизинг – операция совершенно законная. На это указывает статья 4 Федерального закона от 29 октября 1998 г. № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)».

Однако у выгоды есть и обратная сторона – пристальное внимание налоговых инспекторов к подобным сделкам. Можно не сомневаться, что налоговики будут их изучать подробно на предмет действительности. А именно для чего и по какой причине собственное оборудование было продано и потом опять взято в лизинг. Не является ли целью этой операции необоснованное обогащение одной из сторон. Если проверяющие посчитают, что при помощи подобной операции организация уходит от налогов, они посчитают сделку притворной, то есть надуманной, прикрывающей иную операцию*.

В подобной ситуации налоговики доначислят налоги так, если бы расходов по данной операции не проводилось. Если дело дойдет до суда и там будет доказана недобросовестность налогоплательщика, а с недавнего времени – уже не недобросовестность, а необоснованная налоговая выгода, то судьи признают сделку недействительной.

Примером тому служит постановление ФАС Северо-Западного округа от 15 сентября 2003 г. № А26-11/03-210. Судьи пришли к выводу, что договор возвратного лизинга был заключен с целью уклонения от уплаты налога на имущество. Поскольку, получив свое имущество обратно и оприходовав на баланс – по условиям договора объекты числились на балансе лизингополучателя, организация стала применять по нему ускоренную амортизацию с коэффициентом 3. Вдобавок к этому имущество было оплачено не денежными средствами, а векселями.

В то же время, например, в постановлении ФАС Северо-Западного округа от 25 января 2006 г. № А56-923/2005 судьи пришли к другому выводу. Они указали, что совпадение продавца лизингового имущества и лизингополучателя не противоречит существу лизинговых отношений и не свидетельствует о недействительности договора лизинга. При этом для суда главным стало то, что организация представила расчеты, экономические заключения и обоснования, подтверждающие направленность данной сделки на получение прибыли. А для суда, как известно, наличие разумной деловой цели является приоритетом при решении о том, какие сделки мнимые, а какие нет.

Поэтому, используя договор возвратного лизинга, будьте готовы обосновать экономическую целесообразность сделки. Она не должна быть убыточна для любой из сторон договора.

А чтобы не привлекать внимание налоговиков, лучше стараться не применять длительных отсрочек платежей. Подозрения также могут вызвать оплата векселями, взаимозачеты. Также лучше избегать юридической взаимозависимости лизингополучателя и лизингодателя. Кроме того, обращаю ваше внимание еще на один нюанс. Если вы заключили договор лизинга на сумму свыше 600 000 рублей, то он подпадает под контроль государства*.

Поэтому рекомендую особенно тщательно оформить все свои документы по такой сделке. Тогда у проверяющих не будет к вам претензий.

Выкуп имущества. Сводим на нет риски лизингового договора

Теперь я хотела бы поговорить о проблеме учета лизинговых платежей. Этот вопрос четко не урегулирован и вызывает много споров. Ведь что такое лизинговый платеж? Давайте разберемся. В соответствии с законом «О лизинге» – это общая сумма платежей по договору лизинга. В нее входит возмещение затрат лизингодателя на приобретение и передачу предмета лизинга, затрат, связанных с оказанием других услуг, предусмотренных договором, а также доход лизингодателя. Кроме того, в общую сумму может входить и выкупная цена предмета лизинга, если по окончании договора право собственности на имущество переходит к лизингополучателю*.

Как мы видим, налицо законодательно установленное право рассчитывать лизинговый платеж с учетом выкупной стоимости имущества. Налоговики этого не отрицают, однако настаивают на том, что данный платеж не может быть единым. По их мнению, в его составе нужно обязательно выделять выкупную стоимость как самостоятельную часть. И если оплата услуг по лизингу уменьшает налоговую базу по налогу на прибыль, то выкупная стоимость в расходы включаться не должна. Об этом сказано в письме ФНС России от 16 ноября 2004 г. № 02-5-11/172@.

Аналогичную позицию не раз высказывал и Минфин России в своих письмах от 9 ноября 2005 г. № 03-03-04/1/348 и от 15 февраля 2006 г. № 03-03-04/1/113. В этих разъяснениях специалисты финансового ведомства подчеркнули, что лизинговый платеж можно отнести к прочим расходам, уменьшающим прибыль только в той части, в которой он уплачивается за получение имущества во временное пользование. А часть лизингового платежа, покрывающая выкупную стоимость имущества, в расходы не включается. Поскольку затраты по приобретению амортизируемого имущества не уменьшают налоговую базу по налогу на прибыль.

В то же время Налоговый кодекс РФ не говорит о том, что лизинговый платеж нужно разделять. Поэтому теоретически организация может всю причитающуюся к перечислению сумму относить на расходы. Правда, если имущество, переданное по договору лизинга, учитывается на балансе лизингополучателя, нужно не забывать в целях налогообложения уменьшать платеж на сумму начисленной амортизации по этому имуществу. Такова норма подпункта 10 пункта 1 статьи 264 Налогового кодекса РФ. Как видите, кодекс вообще ничего не упоминает о выкупной стоимости имущества, включенной в состав лизинговых платежей. Поэтому, чтобы избежать споров, я рекомендую учитывать лизинговые платежи следующим образом.

Риск 1. Выкупная цена имущества выделена отдельно

Сначала рассмотрим вариант, когда в лизинговом договоре указана выкупная цена имущества. Предположим, что имущество учитывается на балансе лизингодателя. В таком случае лизингополучатель списывает лизинговые платежи на прочие расходы в соответствии с подпунктом 10 пункта 1 статьи 264 Налогового кодекса РФ. Выкупная стоимость в состав расходов не включается. Следовательно, суммы, уплаченные в счет оплаты выкупной стоимости до перехода права собственности на предмет лизинга, считаются авансовыми платежами. Это касается как лизингополучателя, так и лизингодателя.

Теперь предположим, что имущество, переданное по договору лизинга, учитывается на балансе лизингополучателя. Тогда в расходы лизингополучатель включает разницу между лизинговым платежом и суммой начисленной амортизации. А также амортизационные отчисления, причем в сумме, не превышающей лизинговые платежи. Выкупная стоимость для расчета налога на прибыль опять же не учитывается.

Риск 2. Выкупная цена договором не определена

Теперь рассмотрим другую ситуацию – когда в договоре лизинга выкупная стоимость имущества отдельно не выделена, при этом предусмотрено, что по окончании действия договора объекты переходят в собственность лизингополучателя. Здесь существует опасность, что весь лизинговый платеж может быть признан выкупной стоимостью. То есть он будет расцениваться как расход на приобретение права собственности на предмет лизинга. А после перехода права собственности на имущество к лизингополучателю вся сумма лизинговых платежей будет включена в первоначальную стоимость амортизируемого имущества.

Именно такую точку зрения высказали специалисты Минфина России в письме от 9 ноября 2005 г. № 03-03-04/1/348. И если следовать их логике, получается, что вы вообще не можете списывать лизинговые платежи на текущие расходы. А учитывать их нужно как авансы до тех пор, пока имущество не перейдет в вашу собственность.

В данном случае, чтобы избежать споров с налоговыми органами, вы должны либо последовать рекомендациям чиновников и учитывать лизинговые платежи как авансы, либо указать выкупную стоимость предмета лизинга. Для этого достаточно составить дополнительное соглашение к договору лизинга. Это можно сделать в любой момент и, предусмотрев в соглашении, что оно действует с момента вступления в силу договора лизинга, пересчитать лизинговые платежи задним числом.

Кстати, не забудьте, что по окончании договора лизинга вам нужно заключить договор купли-продажи и в нем также указать выкупную стоимость имущества.

Риск 3. Обоснованный размер выкупной цены

Теперь что касается рисков, связанных с размером выкупной цены. В соответствии с гражданским законодательством выкупная цена определяется соглашением сторон. А значит, размер ее может быть любым. Даже 1 рубль.

И зачастую фирмы указывают чисто символическую выкупную стоимость. Но я вас хочу предупредить, что здесь все не так гладко. Дело в том, что налоговые инспекторы могут посчитать выкупную стоимость заниженной и применить к такой сделке статью 40 Налогового кодекса РФ. То есть проконтролировать выкупную стоимость лизингового имущества на соответствие рыночной цене. На это обращают внимание и чиновники в письме Минфина России от 15 февраля 2006 г. № 03-03-04/1/113.

Читайте также:  Судебно медицинская экспертиза после ДТП

Ну и, пожалуй, самый худший вариант с точки зрения налоговых рисков – это когда выкупная стоимость равна нулю.

С одной стороны, лизингополучатель может полностью списать лизинговый платеж на расходы и тем самым уменьшить налог на прибыль. А с другой стороны, получается, что он приобрел имущество безвозмездно. Соответственно возникает риск признания дополнительного внереализационного дохода исходя из рыночной стоимости этого имущества.

У лизингодателя также возникает риск безвозмездной передачи лизингового имущества. В связи с этим он не вправе учесть стоимость этого имущества для расчета налога на прибыль. Такова норма пункта 16 статьи 270 Налогового кодекса РФ.

Кроме того, лизингодателю придется дважды начислить НДС. Сначала со стоимости полученных лизинговых платежей, а затем со стоимости безвозмездно переданного имущества.

Таким образом, чтобы избежать налоговых споров, рекомендую указывать в договоре реальную выкупную стоимость.

Судьи разрешают относить на расходы всю сумму лизингового платежа

Если вы все-таки решили списывать выкупную стоимость в составе лизинговых платежей на текущие расходы, то, скорее всего, вам придется отстаивать свою точку зрения в суде.

И как показала арбитражная практика, в таких спорах судьи встают на сторону налогоплательщиков. Например, в постановлении ФАС Северо-Западного округа от 13 февраля 2006 г. № А52-3303/2005/2 судьи не поддержали позицию налоговиков и посчитали лизинговый платеж единым. Поскольку это соответствует статье 28 Федерального закона от 29 октября 1998 г. № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)».

И на основании подпункта 10 пункта 1 статьи 264 Налогового кодекса РФ налогоплательщик вправе учесть в прочих расходах при расчете налога на прибыль всю сумму лизинговых платежей, включая выкупную цену. Аналогичные выводы сделаны в постановлении ФАС Уральского округа от 18 января 2006 г. № Ф09-6214/05-С7.

Как вернуть взносы по лизингу, судебное решение

Решением Арбитражного суда города Москвы исковые требования ООО “Князь” удовлетворены в полном объеме.

Между ООО “Князь” (лизингополучатель) и ОАО “Лизинг” (лизингодатель) был заключен договор финансовой аренды (лизинга). В соответствии с договором лизинга лизингодатель приобрел в собственность и передал за плату лизингополучателю во временное владение и пользование грузовой тягач. Сумма лизинговых платежей, подлежащих уплате лизингополучателем, составляет 6 846 272 рубля 85 копеек.

В связи с ненадлежащим исполнением лизингополучателем обязанности по уплате лизинговых платежей договор финансовой аренды (лизинга) расторгнут, предмет лизинга возвращен лизингодателю 9 февраля 2014 года.

До расторжения договора истец уплатил 1 629 932 рубля 30 копеек аванса и 353 040 рублей 90 копеек лизинговых платежей, что сторонами не оспаривается.

В соответствии с частью 1 статьи 11 Федерального закона “О финансовой аренде (лизинге)” предмет лизинга, переданный во временное владение и пользование лизингополучателю, является собственностью лизингодателя.

Договором лизинга может быть предусмотрено, что предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя по истечении срока договора лизинга или до его истечения на условиях, предусмотренных соглашением сторон (часть 1 статьи 19 Федерального закона “О финансовой аренде (лизинге)”.

Договором предусмотрено, что право собственности на предмет лизинга переходит к лизингополучателю по истечении срока аренды и уплаты предусмотренных договором платежей.

Согласно пункту 1 статьи 28 Федерального закона “О финансовой аренде (лизинге)” выкупная цена может включаться в общую сумму договора лизинга только в случае, если договором лизинга предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.

В соответствии с пунктом 2 постановления от 14 марта 2014 года № 17 Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации “Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга” в договоре выкупного лизинга имущественный интерес лизингодателя заключается в размещении и последующем возврате с прибылью денежных средств, а имущественный интерес лизингополучателя – в приобретении предмета лизинга в собственность за счет средств, предоставленных лизингодателем, и при его содействии.

Приобретение лизингодателем права собственности на предмет лизинга служит для него обеспечением лизингополучателя по уплате установленных договором платежей, а также гарантией возврата вложенного.

По смыслу статьи 329 Гражданского кодекса Российской Федерации упомянутое обеспечение прекращается при внесении лизингополучателем всех договорных платежей, в том случае, когда лизингодатель находится в процессе банкротства либо уклоняется от оформления передаточного акта, договора купли-продажи или прочих документов.

Согласно пункту 3.1 Постановления N 17 расторжение договора выкупного лизинга порождает необходимость соотнести взаимные предоставления сторон по договору, совершенные до момента его расторжения (сальдо встречных обязательств), и определить завершающую обязанность одной стороны в отношении другой согласно следующим правилам.

Если полученные лизингодателем от лизингополучателя платежи (за исключением аванса) в совокупности со стоимостью возвращенного ему предмета лизинга меньше доказанной лизингодателем суммы предоставленного лизингополучателю финансирования, платы за названное финансирование за время до фактического возврата этого финансирования, а также убытков лизингодателя и иных санкций, установленных законом или договором, лизингодатель вправе взыскать с лизингополучателя соответствующую разницу (пункт 3.2 Постановления N 17).

Если внесенные лизингополучателем лизингодателю платежи (за исключением авансового платежа) в совокупности со стоимостью возвращенного предмета лизинга превышают доказанную лизингодателем сумму предоставленного лизингополучателю финансирования, платы за названное финансирование за время до фактического возврата этого финансирования, а также убытков и иных санкций, предусмотренных законом или договором, лизингополучатель вправе взыскать с лизингодателя соответствующую разницу (пункт 3.3 Постановления N 17).

Стороны представили расчет сальдо встречных обязательств, из которых постановлению от 14 марта 2014 года N 17 Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации “Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга” соответствует расчет, представленный лизингополучателем.

Размер финансирования, предоставленного лизингодателем лизингополучателю, определяется как закупочная цена предмета лизинга (за вычетом авансового платежа лизингополучателя) в совокупности с расходами по его доставке, ремонту, передаче лизингополучателю (пункт 3.4 Постановления N 17).

Размер финансирования составляет 3 520 836 рублей 32 копейки.

Плата за предоставленное лизингополучателю финансирование определяется в процентах годовых на размер финансирования. Если соответствующая процентная ставка не предусмотрена договором лизинга, она устанавливается судом расчетным путем на основе разницы между размером всех платежей по договору лизинга (за исключением авансового платежа) и размером финансирования, а также срока договора (пункт 3.5 Постановления N 17).

Плата за финансирование = (общий размер платежей по договору лизинга – сумма аванса по договору лизинга = размер финансирования): (размер финансирования x срок договора лизинга в днях) x 365 дней x 100 = проценты годовых.

Лизингодатель определил плату за финансирование до реализации предмета лизинга, лизингополучатель – до возврата транспортного средства лизингодателю.

Как указано в определении от 12 января 2015 года по делу N 305-ЭС14-6455 Верховного Суда Российской Федерации, после возврата имущества у лизингодателя возникает обязанность по возврату той части лизинговых платежей, которая уплачивалась в счет выкупной цены.

В связи с этим обязанность лизингополучателя предоставлять плату за финансирование прекращается. По расчету лизингополучателя плата за финансирование исходя из фактического пользования составляет 309 125 рублей 08 копеек.

Убытки лизингодателя определяются по общим правилам, предусмотренным гражданским законодательством. В частности, к реальному ущербу лизингодателя могут относиться затраты на демонтаж, возврат, транспортировку, хранение, ремонт и реализацию предмета лизинга, плата за досрочный возврат кредита, полученного лизингодателем на приобретение предмета лизинга (пункт 3.6 Постановления N 17).

Из определения от 12 января 2015 года следует, что после изъятия предмета лизинга все обязательства лизингополучателя по его хранению и содержанию предмета лизинга прекращаются.

В связи с этим не подлежат включению в расчет сально расходы на хранение транспортного средства после его возврата лизингодателю.

Согласно пункту 28 Федерального закона “О финансовой аренде (лизинге)” под лизинговыми платежами понимается общая сумма платежей по договору лизинга за весь срок действия договора лизинга, в которую входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя. В общую сумму договора лизинга может включаться выкупная цена предмета лизинга, если договором лизинга предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.

Из пунктов 3.1, 3.2 договора следует, что расходы на страхование транспортного средства, его регистрацию, транспортный налог включены в состав лизинговых платежей.

В связи с этим лизингополучатель обоснованно включил в расчет сальдо встречных обязательств только 41 653 рубля 39 копеек неустойки.

Указанная в пунктах 3.2 и 3.3 настоящего постановления стоимость возвращенного предмета лизинга определяется по его состоянию на момент перехода к лизингодателю риска случайной гибели или случайной порчи предмета лизинга (по общему правилу статьи 669 Гражданского кодекса Российской Федерации) – при возврате предмета лизинга лизингодателю) исходя из суммы, вырученной лизингодателем от продажи предмета лизинга в разумный срок после получения предмета лизинга или в срок, предусмотренный соглашением лизингодателя и лизингополучателя, либо на основании отчета оценщика (при этом судам следует принимать во внимание недостатки, приведенные в акте приема – передачи предмета лизинга от лизингополучателя лизингодателю).

По ходатайству сторон определением от 10 августа 2015 года назначалась судебная экспертиза для определения рыночной стоимости транспортного средства.

Согласно экспертному заключению от 30 октября 2015 года N 3071/13-3 рыночная стоимость грузового тягача составляет 4 085 378 рублей 77 копеек.

Таким образом, ответчиком получено 4.438.419 (4.085.378 руб. 77 коп. – рыночная стоимость предмета лизинга + 353.040 руб. 90 коп.)

Возврату лизингодателю подлежала сумма 3.871.614 руб. 79 коп.

Таким образом, сальдо в пользу лизингополучателя составляет 566 804 рубля 88 копеек.

При указанных обстоятельствах требование о взыскании 566 804 рубля 88 копеек основной задолженности подлежит удовлетворению.

Три мифа о возврате лизинговых платежей

Не все компании, которые занимаются коммерческой деятельностью, бывают успешными. Сделки, не приносящие финансовой прибыли, не редки, учитывая нестабильную экономическую ситуацию. Поэтому некоторые компании испытывают финансовые трудности.

Такая ситуация приводит к невыполнению взятых на себя обязательств перед лизинговыми компаниями или банками, что заканчивается расторжением договора лизинга. Если кредитная сфера имеет конкретные и ясные правила, которые регулируют отношения между участниками, то во взаимоотношениях с лизинговыми компаниями не все так просто. Во многих случаях, чтобы защитить свои интересы лизингополучателю приходится обращаться в суд.

Рассмотрим пример:

Юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю понадобился для развития бизнеса парк автомобилей или дорогостоящий станок для производства картона.

Лизинговая компания профинансировала необходимую покупку предмета лизинга. Все остались довольны. Но через некоторое время у лизингополучателя из-за экономического кризиса в стране начались проблемы с финансами, и он перестал выплачивать лизинговые платежи лизингодателю за владение и пользование имуществом.

Пропустив подряд несколько ежемесячных платежей, лизингополучатель остался без предметов лизинга. Лизинговая компания изъяла их у клиента. В свою очередь возмущенный лизингополучатель захотел вернуть себе все деньги, которые он выплатил лизинговой компании. Это нормальное желание, но давайте, наконец, разберемся, так ли это просто?

Существует три мифа, в которые верят лизингополучатели и которые не дают реально взглянуть на сложившуюся ситуацию.

Миф первый: лизинг равноценен аренде

Каждому лизингополучателю хорошо бы перед началом лизинговых отношений изучить лизинг с разных точек зрения.

С формально-правовой стороны лизинг представляет собой разновидность аренды. Например, такой подход позволяет реализовать ускоренную амортизацию и другие бухгалтерские расчеты (зачет лизинговых платежей на себестоимость).

Если рассматривать лизинг с точки зрения существа правоотношений, то данную процедуру нельзя отнести к разновидности аренды. Особенно это проявляется при финансовом (выкупном) лизинге: лизинговая компания приобретает имущество, затем передает его в пользование клиенту, за что получает доход (прибыль). В свою очередь клиент (лизингополучатель), привлекает финансирование со стороны лизинговой компании для покупки имущества и возвращает его постепенно с процентами.

Реальность

Желание вернуть оплаченные платежи по договору лизинга, представляя этот вопрос, как осуществление арендной платы, в действительности может привести к проигрышу лизингополучателя. Та же ситуация происходит, если клиент (лизингополучатель) пытается вернуть лизинговые платежи на основании перерасчета амортизации.

Второй миф: лизинговая компания не вправе забирать имущество без разрешения суда

Некоторые юридические лица или ИП, думают, что лизингодатель не вправе изымать предмет лизинга без одобрения суда. Возврат имущества должен проходить только через суд.

Реальность

Лизингодатель может самостоятельно без судебного разбирательства расторгнуть договор и изъять предмет лизинга.

Когда такое возможно? Такое возможно, когда лизингополучатель нарушил обязательства, которые прописаны в договоре лизинга. Как правило, первой причиной расторжения договора в одностороннем порядке и изъятия предмета лизинга считается просрочка оплаты лизинговых платежей. Если лизингополучатель перестал платить за пользование имуществом, то доказать незаконность изъятия предмета лизинга будет сложно.

Читайте также:  Какие документы нужны для суда после ДТП?

Миф третий: возможность вернуть аванс, который вносился по договору лизинга

Некоторое время назад судебные инстанции практиковали такой подход и возвращали авансовые платежи. Суды рассматривали договор лизинга, как смешанный с договором аренды и договором купли-продажи. Ввиду того, что договор расторгался: заканчивалась аренда, и покупка предмета лизинга не состоялась, суды считали, что законно вернуть аванс лизингополучателю. В некоторых ситуациях возвращалась только часть.

Реальность

Сегодня оценка процедуры лизинга поменялась и теперь лизинговый договор не рассматривается как смешанный с договором купли-продажи и аренды. Поэтому требование лизингополучателей вернуть авансовые платежи судами даже не рассматривается. На практике эти средства не возвращаются.

Подводим итог

Лизинг в России имеет непростую юридическую основу. Разбирательства между лизинговой компанией и лизингополучателем суды оценивают по-разному. Многое зависит от того, насколько детально составлен договор лизинга, четко прописаны его условия и ответственность каждой стороны.

Банковское обозрение

Из-за неисполнения должным образом своих обязательств продавцом, лизингодателем или лизингополучателем их контрагенты могут понести значительные убытки. Недобросовестных участников этого финансового треугольника партнеры могут привлечь к ответственности, чтобы возместить потери. Судебные разбирательства по лизинговым сделкам вовсе не редки. Учитывая сложность предмета спора и высокую цену вопроса, участникам лизингового процесса следует тщательно относиться к оформлению и сбору любых документов, имеющих отношение к сделке.

Платежи по лизингу

Лизинг пользуется особым спросом среди участников рынка, поскольку предоставляет сторонам определенные финансовые льготы. В частности, платежи за аренду лизингового оборудования вносятся лишь после получения выручки от реализации товаров, производимых на оборудовании по лизингу.

Но и при таких привлекательных условиях довольно частыми нарушениями среди лизингополучателей являются неуплата, частичная оплата или просрочка оплаты лизинговых платежей. Когда банки или лизинговые компании начинают защищать свои права в судах и требуют с арендаторов положенных денег и возврата имущества, ответчики (лизингополучатели) нередко начинают отрицать все и вся, включая даже тот факт, что вообще когда-то слышали о фирме-лизингодателе. Порой дело может доходить до абсурда. Должник может отрицать и сам факт заключения договора лизинга, и факт получения оборудования. Но таким образом он лишь сам наказывает себя: решающее значение для суда приобретают документы, представленные лизингодателем.

Банки, выступая лизингодателем, в большинство соглашений финансового лизинга включают специальные указания, а именно, что договор может быть расторгнут лизингодателем, если пользователь имущества не вносит положенные платежи в установленные сроки. В таких случаях в борьбе с нерадивыми должниками довольно эффективно помогает закон.

Когда подобных условий в договоре нет, а лизингополучатель не внес плату более двух раз подряд, банк-лизингодатель может обратиться в суд и потребовать расторжения договора на основании ст. 619 ГК РФ.

Но чтобы все требования закона были соблюдены, при расторжении договора со стороны лизингодателя должно последовать письменное уведомление, в котором должно быть указано требование произвести окончательные расчеты, и уведомление о предстоящем возврате взятого в лизинг имущества. Впрочем, чаще всего лизингополучатели, даже получив такое уведомление, не спешат возвращать имущество и расплачиваться по своим долгам. И банкам приходится обращаться в суды. Исход дела, как правило, зависит от того, какие доказательства представляют стороны.

Снижаем неустойки

Очень часто, стремясь защитить как можно лучше свои права и интересы, в лизинговых договорах лизингодатели предусматривают чрезмерно высокие проценты (неустойку) на тот случай, если пользователь не выполнит должным образом свои обязательства по внесению платежей. В результате суммы получаются просто огромные и за короткий срок они могут перекрыть сумму основного долга.

Если лизингополучатель полагает, что неустойка в договоре завышена, он не обязан оплачивать всю сумму, требуемую лизингодателем. Но тогда стороны должны либо внести соответствующие изменения в договор, либо обратиться в суд. В такой ситуации желательно еще до вынесения решения суда принять все меры к тому, чтобы погасить задолженность по лизинговым платежам и представить суду доказательства. Как показывает практика, такие обстоятельства существенно повышают шансы максимально снизить размер неустойки, и суд снижает размер компенсаций до разумных пределов.

Внимание суда можно обратить на то, что сумма неустойки значительно превысила сумму возможных убытков, вызванных нарушением обязательств, или на то, что неустойка была начислена, исходя из суммы договора, а не из суммы просроченного платежа, что допущенная просрочка уплаты лизинговых платежей не носит длительного характера.

Впрочем, если просрочка лизингополучателя будет длительной, то размер пени вполне может приблизиться к сумме основного долга или даже перекрыть ее. И если суд не установит, что указанные в договоре санкции были завышены, то лизингополучателю не следует рассчитывать на послабления и снижение размера санкций.

Сложности при возврате имущества

При неисполнении лизингополучателем своих обязанностей по внесению платежей лизингодатели имеют право требовать возврата предмета лизинга. Как показывает практика, лизингополучатели идут на различного рода уловки и под разным «соусом» уговаривают лизингодателей не расторгать договор, а некоторое время подождать. Необходимость отсрочки они объясняют по-разному, но на самом деле лизингополучатель чаще всего испытывает большие финансовые трудности и, возможно, уже близок к банкротству. Конечно, можно доказать свои права на имущество и через несколько лет в судебном порядке исключить его из конкурсной массы предприятия-банкрота. Но вот нужны ли банкам дополнительные трудности? Поэтому банки при первых признаках неплатежеспособности должника пользуются своими правами и заявляют иск о взыскании платежа, процентов и изъятии предмета лизинга.

Отметим, что в некоторых случаях такие попытки лизингополучателей уйти от ответственности или снизить ее пределы, затянуть тяжбу, чтобы выиграть время и пр., могут увенчаться успехом. Но это происходит в основном из-за невнимательности лизингодателей и из-за того, что когда-то не были правильно оформлены некоторые договоренности и действия сторон. Например, случается, что участники лизинговых договоров не приводят в соглашениях подробного перечня имущества, его цены и принципа формирования лизинговых платежей.

Возврат предмета лизинга от третьего лица

Зачастую лизингополучатели по разным причинам передают взятое в лизинг имущество какой-то другой компании, предпринимателю или просто частному лицу. В одних случаях оборудование передается кредитору предприятия «в счет погашения долга», в других — пользователь может продать не свое пока еще имущество, поскольку «отпала необходимость в его использовании». Некоторые компании передают арендованное оборудование своим дочерним фирмам, которые по закону не обязаны подчиняться гневным окрикам материнской компании с требованием вернуть ей имущество, чтобы она потом вернула эти вещи лизингодателю.

Если лизинговые платежи по договору поступают регулярно, то многие лизингодатели добровольно мирятся с такой ситуацией, надеясь на авось. Это во многом связано с большой конкуренцией на рынке лизинговых услуг и с нежеланием затевать долгие судебные споры. Кроме того, лизингодатели полагают, что страховой полис имущественного страхования надежно защитит их. Но это не так. Если страховщик выяснит, что имущество в момент наступления страхового случая находилось в распоряжении совершенно постороннего лица, то о выплате страхового возмещения придется забыть.

Впрочем, в основном все сегодняшние лизингополучатели прекрасно осознают, что состоявшаяся передача ими предмета лизинга некоему третьему лицу (по договору или без такового) была незаконной, и поэтому не спешат афишировать этот факт перед собственником имущества. Он узнает об этом последним и часто не знает, что может предпринять, к кому обратиться с требованием о возврате имущества и к кому предъявлять соответствующие иски. Судебная практика довольно противоречива. В одних случаях суды считают, что права собственника в договоре лизинга ограничены и тот не может требовать возврата имущества от третьего лица. В других случаях такие иски об истребовании имущества удовлетворяются. Как показывает практика, ответчики нередко пытаются затянуть дело в суде, а также ставят под сомнение тот факт, что лизингодатель является собственником вещей, переданных в лизинг. Чтобы у суда отпали все сомнения, следует заранее подготовить пакет документов, которые подтвердят права собственности и обоснуют притязания лизингодателя.

Осуществляем контроль

Отметим, что лизингодатель имеет право контролировать, как используется, хранится и обслуживается то, что выступает предметом лизинга. А именно: проверять договоры с фирмами, производящими текущий, капитальный ремонт и обслуживание имущества, акты приемки соответствующих работ и пр. Был случай, когда дотошный представитель лизингодателя, увидев, как сильно было изношено производственное оборудование, потребовал от лизингополучателя документы о том, какое количество продукции было выпущено на этом оборудовании. После недолгого, но яростного сопротивления и криков (это коммерческая тайна!) представитель лизингодателя дожал пользователя, и тот предоставил документы. И оказалось, что предельный лимит по выпуску продукции за срок эксплуатации был превышен лизингополучателем почти в два раза. Получалось, что оборудование работало на износ и по расчетам специалистов могло навсегда выйти из строя незадолго до того, как закончит свой срок действия лизинговое соглашение. Пользователь официально признал этот факт, и стороны внесли соответствующие изменения в свой договор, существенно скорректировав сроки и платежи.

Впрочем, зачастую представители компаний-лизингодателей злоупотребляют своими полномочиями и необоснованно требуют от лизингополучателей не только техническую и финансовую документацию, относящуюся к предмету лизинга, но и просят показать иные документы, на основании которых они якобы должны составить для себя картину платежеспособности должника, его планов по дальнейшему использованию имущества и пр. Такие требования незаконны, и лизингополучателям не надо спешить их исполнять, чтобы не произошло утечки информации, например о планах дальнейшего развития компании. Ведь вся эта информация может впоследствии быть использована против самих же арендаторов.

В защиту арендаторов

Очень часто по вине какой-либо из сторон может случиться просрочка или непоставка (недопоставка) товара.

Если покупатель добросовестно исполнил свои обязанности, то ответственность будет нести продавец. Ответственность продавца наступает не только перед покупателем, но и перед лизингополучателем, хотя они напрямую не связаны никаким договором.

Участники лизинговой операции могут требовать от продавца безвозмездно устранить недостатки, доукомплектовать или заменить имущество в разумный срок либо добиваться соразмерного уменьшения покупной цены и возмещения своих расходов. Если нарушения были существенными, то лизингодатель и лизингополучатель могут вообще отказаться от договора и потребовать возмещения своих убытков.

По договору финансового лизинга банк «А» получил от автомобильной компании инкассаторские машины общей стоимостью более 8 млн рублей, что было подтверждено актом приема-передачи объектов лизинга и накладными. Свои обязательства по оплате договора банк не исполнил.

Тогда автомобильная компания обратилась в суд. К моменту подачи искового заявления о взыскании задолженности банк должен был внести более 300 тыс. рублей, а фактически же оплатил по лизингу только 45 тыс. В исковом заявлении лизингодатель указал, что пеня, начисленная на основную сумму задолженности, составляет более 570 тыс. рублей, и сослался на соответствующий пункт договора, согласно которому пеня составляет 0,5% от суммы задолженности за каждый день просрочки. Юристам банка удалось убедить суд о снижении размера пени на 50%.

К одному из региональных банков «Л» был предъявлен иск об уплате лизинговых платежей и пени за просрочку этих платежей. Рассмотрение дела сильно затянулось из-за того, что суды различных инстанций уже несколько лет безуспешно пытались установить общую цену договора и определить, из каких платежей она состоит. Суд не мог установить периодичность и порядок внесения лизинговых платежей и определить их сумму, а также сумму начисленных на них пеней. Между тем предмет лизинга — кассовое оборудование — все еще находится у банка. И, несмотря на арест, банк продолжает на нем работать, хотя формально он был лишен судом права эксплуатировать оборудование.

Иностранная компания (лизингодатель) и российский банк «Ж» заключили договор финансовой аренды, в соответствии с ним лизингодатель предоставил банку мебель. По условиям договора банк должен был оплатить стоимость мебели тремя взносами в течение двух лет, после чего к нему должно было перейти право собственности. Вскоре лизингодатель выяснил, что банк в рекордно короткие сроки передал часть мебели некой фирме. Тогда лизингодатель обратился в суд с иском к этой фирме об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Этот иск был удовлетворен. Суд установил, что банком лизинговые платежи не уплачивались, поэтому пришел к выводу о том, что правом собственности по-прежнему обладал лизингодатель (у банка были права владения и пользования имуществом, но право распоряжения им оставалось у иностранной компании).

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector